Четверг , Декабрь 14 2017

Скорбь

Дочитав страничку до конца, он не спеша перевернул ее. Следующая была 167.  Слегка дрожащей рукой он взял закладку, чтоб зафиксировать и не потерять место где читал. Он очень не любил когда загибают кончик странички, считает, что книгу портить нельзя.

Эту закладку делала она своими руками. Узенькая полоска картонной бумаги была обертана шелковой ленточкой с двух сторон, по краям прошита «козликом»  шелковыми нитками темно-бордового цвета, к низу нитки сплетались узелком в искусственную жемчужную бусинку. Очень нежно и красиво.

Закрыв книгу, положил ее на тумбу от торшера, выключил его, привстал и направился в коридор.

В коридоре у выхода, надел плащ и невзначай взглянул в зеркало.  Вспомнил как она будучи на шестом месяце на старшего, стояла перед зеркалом и говорила:  «Я поправлюсь, а потом смогу восстановиться?! А ты все равно будешь меня любить? Даже если я останусь толстая?!»

Волосы ее были светло-коричневого цвета, беленькая и мягкая, без капли косметики, тонкие ровной формы губы  цвета ранней земляники, глаза темно-фисташкового цвета.

Он смотрел на нее и говорил: «А какая ты сейчас?! Я не знаю. Я знаю лишь девушку, которая очень красивая, нежная и любимая мне. А все остальное – полнота или худоба, мне не понятна – это все для чужих!»

Тяжело вздохнув, он надел шляпу, взял ключи, трость и вышел, закрыв за собой дверь. Спустился во двор.

Во дворе было еще темно. Фонари горели,  плафоны на них  слегка покачивались от легкого ветра, он прошел в беседку, сел и задумался.

Они часто выходили вместе и гуляли с ней во дворе, обычно под вечер, ближе к двенадцати  ночи и так до двух-трех  часов. Медленно гуляли, разговаривали, иногда сидели в беседке, наблюдали соседей. Она любила кататься на качелях, но при соседях ей было не ловко из-за своего возраста. Поэтому, они выжидали когда все соседи покинут двор, она садилась в качели, а он сидя в беседке слегка покачивал ее. Так они проводили свои вечера.

Ее уже нет почти третий год. Он каждое утро  спускается вниз в беседку, садится на лавочку и слегка покачивая качели, мысленно разговаривает с ней.

Охранник проходит по двору: «Сабахыныз хейир олсун!» — здоровается.

«Абатыныз хейир!» — отвечает он.

В окнах постепенно зажигаются огоньки, люди просыпаются кто на работу, кто на занятия.

Воспоминания вновь увели его в прошлое.

Однажды, когда дети были еще маленькие, соседи попросили присмотреть за их собакой, пока те ездили на выходные в район. Той же ночью болонка Молли ощетинилась и в их небольшой квартире появилось трое щенят. Дети радовались. Молли  была уже не молода,  ее молока не хватало щенкам, поэтому, их кормили вскипяченным  молоком из пипетки. Одного щенка оставили у себя. Но держать собаку в малогабаритной квартире было не легко и он соорудил для нее а-ля конуру из картонной коробки, которую поставили в блоке рядом с лифтом.

Тихое посапывание   собачки вернул  его  от воспоминаний. Уже старенькая она примостилась рядом с ним и грустно смотрела на него.

— Пришла? Пойдем, я покормлю тебя. – позвал он собачку и пошел по направлению к подъезду.

Начинался еще один день без нее.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.