Пятница , Ноябрь 17 2017

Тар

Тар — наиболее популярный среди азербайджанцев музыкальный инструмент.
Само слово «тар» в переводе с персидского, означает струна, нить — это струнный щипковый (плекторный) музыкальный инструмент.
Точное место изобретения этого музыкального инструмента предположительно на территории Персидской империи. Распространён в Азербайджане, Афганистане, Ираке, Иране, Турции, Таджикистане, Узбекистане и в странах Ближнего Востока.

stambul-kulturnaja-stolitsa-evropi-48_3Тар является базовым инструментом в традиционной музыке Азербайджана и Ирана, глубоко повлиявшим на общие тенденции классической музыки этих стран.
5 декабря 2012 года азербайджанское искусство исполнения на таре и мастерство его изготовления было включено в список нематериального культурного наследия ЮНЕСКО.
Его не похожая на другие струнные инструменты форма сразу привлекает внимание. Сочные и колоритные звуки, льющиеся из-под струн тара, ласкают слух, очаровывают присутствующих. Это, безусловно, объясняется совершенством конструкции, в частности наличием стальных, медных витых струн, передающих все нюансы народных мелодий, и особенно мугамов. Яркое подтверждение тому – наличие на грифе инструмента пять ладков, соответствующих строю мугамов, и басовой струны, используемой исключительно во время их исполнения.
Широкий диапазон, яркое звучание, певучесть, своеобразные регистры, возможность исполнения многозвучных аккордов, виртуозных пассажей, достижение длительных динамических нарастаний и затуханий звука, колористических украшений, градации оттенков — всё это позволяет использовать тар в качестве сольного, аккомпанирующего, ансамблевого и оркестрового инструмента.
Тар – признанный инструмент сольных мугамов, когда в полной мере проявляются мастерство исполнения и технические возможности инструмента. На таре особенно ярко передаются чувство, настроение, мечты человека, полно раскрывается его душа.
В традиционном строе зербайджанского тара октава делится на 17 звуковысот (ступеней). Расстояния между ладками включают микрохроматические (менее полутона) интервалы. Звук извлекается роговым плектром. Существуют две модификации инструмента: иранский тар (более древний 6-струнный инструмент) и азербайджанский тар (11-струнная модификация иранского тара, возник в XIX веке).
Тар стал наиболее известен в Азербайджане с ХVIII века. В то же время его бытование в Х, XI, XIV, XVI, XVII веках подтверждают произведения поэтов Баба Таира Урьяна, Фарруха Систани, Гатрана Тебризи, Ассара Тебризи Мухаммеда Физули, Говси Тебризи, а так же миниатюры.
Современный азербайджанский тар — 11-струнный (число струн увеличилось благодаря хорным удвоениям); басовые (главным образом бурдонные) одинарные струны находятся в центре, мелодические — парные, основные и дополнительные (последние используются только в каденциях) расположены по краям. Парные струны имеют постоянную настройку, одинарные — переменную (в зависимости от жанра и лада исполняемой пьесы, в том числе в мугамах).
Создателем обновлённого тара является азербайджанский музыкант-конструктор Садыхджан (Мирза Садыг Асад оглы), живший в XIX веке и получивший прозвище «Отец тара».
Современные обмеры исторических экземпляров азербайджанского тара, фиксирующие разнообразие доступных для извлечения музыкальных интервалов (в том числе микрохроматических), по мнению исследователей свидетельствуют о таком же разнообразии ладовых звукорядов мугама.
В 1929 для обеспечения более устойчивой настройки инструмента число струн было сделано 11.
Составные элементы тара – корпус (чанаг), распорка (ич гол), приклад (куп), шейка (гол), головка (кэллэ), колки (ашых), порожки (пэрдэ), подставки (хэрэк) и струны (сим). Общая длина инструмента варьирует в пределах 830-890 мм.
Корпус тара, играющий роль резонатора, удлиненный и выпуклый с выемками по бокам, состоит из двух неравных половин – большой и малой чаш. Как образно говорят мастера, большая и малая чаши играют соответственно как бы роль сердца и почки. Звук в сердце усиливается, и, проходя через «пупок» (зона перехода от большой чаши к малой), фильтруется в почке. Сверху корпус напоминает цифру 8. Корпус выдалбливается из цельного куска тутового дерева.
Шейка длинная, с верхней лицевой стороны плоская, а с нижней – округлая. Чтобы облегчить движение левой руки во время игры, шейка в верхнем направлении постепенно сужается. Для изготовления щейки используется сердцевина орехового дерева.
Головка имеет вид узкой, глубокой и открытой с передней, с верхней и нижней сторон коробки, с круглыми или фигурными (часто звездообразными) вырезами по бокам и краям. На нее с верхней стороны надеваются три больших (с круглой головкой) и три маленьких (с плоской головкой) колков, а с противоположной стороны — три больших. Они изготавливаются преимущественно из грушевого дерева. Такие колки хорошо «сидят» на головке.
Распорка из соснового дерева имеет квадратную форму. Один ее конец упирается изнутри корпуса в его нижнюю часть, а другой конец — в конец шейки. Она не допускает искривления шейки вниз, вверх или в стороны.
На открытую сторону корпуса – деку (уз), играющую роль звукового резонатора, натягивается в качестве мембраны сердечная мембрана крупного рогатого скота (кроме буйвола), или же кожа грудной области сома.
На шейку, на определенных расстояниях друг от друга, поперек навязываются 22 ладка. Это число ладков соответствует звуковой высоте, характерной для азербайджанской музыки. Они изготавливаются из тонкой кишки барана, придающей инструменту нежной звучание.
В центре деки большой чаши размещается большая подставка, в нижней части корпуса — нижняя подставка, на месте соединения головки с шейкой – порожек, на верхнем краю шейки, в ее средней части – небольшие дополнительные подставки. Их назначение (кроме нижней подставки) – удерживать струны над корпусом и грифом на определенной высоте и на расстоянии друг от друга.
Изготовленные азербайджанскими мастерами тары не раз демонстрировались в Турции, Иране, Индии, Франции, Голландии. Часть их хранится в ведущих музеях мира.
На таре играют сидя. При этом тар удерживается у верхней части груди в горизонтальном положении и слегка прижимается кистью правой руки, а низ корпуса располагается немного ниже правого плеча исполнителя. Находящийся между большими и указательными пальцами правой руки плектр – мизраб ударяется по струнам большой чаши корпуса. В это время тремя пальцами (указательным, средним и безымянным) левой руки прижимают струны в определенных местах к ладам, извлекая звуки разной высоты, а большой палец охватывает шейку инструмента. Маститые исполнители при исполнении мугама на участке шейки ближе к корпусу используют также мизинец. Инструмент можно озвучивать также пальцами левой руки, зацепляющими струны.
При игре используются различные плекторные штрихи (мизраб) и приемы: удар плектром сверху, снизу, сверху и снизу или, наоборот, с большой скоростью сверху и снизу, постоянно сверху, снизу и сверху, движение пальцев по струне, встряхивание инструмента, вибрация, глиссандо, игра у малой чаши или ближе к большой подставке, паузы.
Для акцентирования отдельных эпизодов музыкальных произведений и более красочной их передачи опытные музыканты используют также другие сложные плектрные штрихи (рухт, чахар, чырдыг, элиф, гоша-мизраб, мизраби-гюльриз, зэнги-шютюри др.) на таре существую и другие приемы получения динамических оттенков: «хун», «хал мизраб», «нарын мизраб» и др.
В зависимости от особенностей применения пальцев левой руки они именуются по-разному: «ади бармаг», «сюрушдюрме бармаг», «дартма», «лал бармаг» и др.
Парные белые, желтые и звонкие струны настраиваются в унисон на определенную высоту, т.е. имеют постоянный строй. Три басовые струны (дэм и тоновая), находящиеся между желтыми и звонкими струнами, имеют переменный строй, т.е. в зависимости от исполняемого мугама или ладовой основы произведения настраиваются на разную высоту. В этом случае каждая басовая струна в виде органного пункта или гармонического фона образует устой, характерный для мугама или его отделов.
Перед игрой тарист обязательно настраивает свой инструмент соответственно тональности исполняемого мугама. В начале настраиваются парные белые и желтые, затем звонкие и, наконец, басовые струны.
Диапазон тара – от “до” малой октавы до “соль” и “ля бемоль”, “ля” (при сольном исполнении) второй октавы. Музыкальные партии для тара записываются в меццо – сопрановом ключе.
В Азербайджане и далеко за его пределами прославились имена замечательных таристов (тарзен) – виртуозов, как Мирза Садыг, Мешади Зейнал, Мешади Джамиль Амиров, Ширин Ахундов, Мирза Фарадж, Гурбан Примов, Мирза Мансур Мансуров, Ахмед Бакиханов, Бахрам Мансуров, Гаджи Мамедов, Ахсан Дадашев, Габиб Байрамов и другие. Их творческие традиции продолжает талантливая молодежь.
Тар – неизменный “участник” ансамбля сазанде (сазенде дестеси), куда кроме тариста входят ханенде (певец с гавалом) и каманчиста. Большой популярностью в XIX и первой половине XX века пользовались ансамбли сазанде Джаббара Гарьягды оглы, Абдулбаги Зулалова, Ислама Абдуллаева, Сеида Шушинского, Зульфи Адыгезалова, Хана Шушинского.
И в прошлом, и сегодня среди слушателей очень популярны мугамное трио и ансамбли. Достаточно указать ансамбль Алима Гасымова, искусством которого восхищаются во многих странах мира.
Тар служит главным инструментом в оркестрах и ансамблях азербайджанских народных инструментов. Велика роль тара на протяжении всего действия мугамных опер.
Умело использовали его возможности азербайджанские композиторы в операх и балетах, а также в музыкальных комедиях, выделяя для него в партитурах специальные партии.
Первым ввел тар как солирующий инструмент на эстраду Гурбан Примов, а в исполнении Гаджи Мамедова впервые прозвучали произведения европейской классики, а так же вокальные произведения азербайджанских композиторов в сопровождении фортепиано. Тар в исполнении Рамиза Кулиева прозвучал в составе эстрадно -симфонического оркестра Российского радио и телевидения и Академического оркестра русских народных инструментов в Москве.
Гаджи Ханмамедов впервые написал Концерт для тара с симфоническим оркестром, а затем сочинил еще четыре концерта. Пять концертов (последний – для тара, скрипки и симфонического оркестра) написал Тофик Бакиханов. Их начинания подхватили Закир Багиров, Нариман Мамедов, Рамиз Миришли, Франгиз Бабаева, Мамедага Умидов и Назим Гулиев.
Восхищение слушателей вызвал первый Концерт для тара с оркестром народных инструментов, написанный Саидом Рустамовым. Затем три концерта для тара с оркестром написал Сулейман Алескеров. Такой же концерт сочинен и Джангиром Джангировым.
Большое место отведено тару в произведениях азербайджанских композиторов, написанных в различных жанрах («Сонатина», «Скерцо» для тара и фортепиано Сулеймана Алескерова, «Песня без слов», «Лирический танец» Васифа Адыгезалова, «Чахаргях», «Скерцо», «Танец — токкато» Гасана Рзаева и др.) в партиях «Первой фантазии» Узеира Гаджибекова, произведениях «Танец радости», «Азербайджанская сюита» Саида Рустамова, «Вечное движение» — Сулеймана Алескерова, «Египетские картинки» — Джангира Джангирова, «Шахнасаяги», «Багчакурт» — Адиле Герая, в Двойном концерте для тара и скрипки с камерным оркестром Тофика Бакиханова, «Поэме – воспоминании для тара с камерным оркестром» Севды Ибрагимовой, «Думе» и «Гайтагы для тара с камерным оркестром» Азера Рзавеа и др.
Без тара азербайджанская народно – профессиональная музыка вряд ли достигла бы нынешнего высоко уровня. Именно через тар и тесно связанное с ним мугамное искусство весь мир узнал сущность и специфику азербайджанской народной музыки во всем ее богатстве.
Как известно, в средние века уд считался «царем» всех музыкальных инструментов. Этот же эпитет смело можно применить в наше время к азербайджанскому тару.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.